На перекрёстке Миров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » На перекрёстке Миров » Услышь себя » Разговор с собой


Разговор с собой

Сообщений 31 страница 60 из 270

31

http://static.diary.ru/userdir/1/4/2/6/142657/5463138.gif

32

04.06.06
03:07
Кажется, я прав. Моя жизнь, мои идеи, мои мечты накоторых в принципе небезразличных мне людей просто раздражают. Подобные мотивы сегодня слышались регулярно. Кто-то сказал открыто, кто-то подумал, да только это всё равно отразилось в написанном. Что ж, пусть так. Просто обидно до слёз в очередной раз падать мордой в грязь. Точнее, ощущать, как тебя туда запихивают. Знаете, а я ведь всё равно не изменюсь. Поздно уже. Да и не хочу. Довольно я себя ломал! Сколько можно?! Я такой, как есть сейчас. Нравится или не нравится - ваше дело. Но только или принимайте меня таким, или уходите. Я никого не держу. Да, мне будет больно, но это пройдёт. Просто признайтесь себе, нужен я вам или нет. Только не надо дешёвых эффектов в стиле "Милый, хороший! Что я без тебя делать буду?"
12:55
Собственно говоря, эта запись могла появиться гораздо раньше. Хотелось замять вопрос, но сон в этом деле не помог. И вот пишу. Проблема кажется банальной, но вместе с тем неразрешимой. Как частно случается, что мы начинаем давать советы или делать какие-то выводы, не разобравшись в проблеме! Тебе сказали всего лишь пару слов, а ты сразу бряк! - и всё решил. Какими мы себе кажемся умными в такие моменты! А что на самом деле? Да просто мы знаем какую-то черты характера собеседника, о ней и говорим, причём, в основном, негативно, словно обвиняя его в чём-то. Знаете, почему так происходит? Просто мы эгоисты, мы не умеем слушать и слышать. А ведь все проблемы именно из-за этого.
А ведь насколько проще и честнее было бы просто признаться, что нам некогда, или что такое мы всё равно не поймём. Но нет, мы начинаем выписывать опус о том, что всему виной дурацкий характер собеседника, и что ему давно следует перебеситься той проблемой (кстати, никогда не задумываепся, той или не той). Результат знаете? Просто у вашего собеседника пропадает желание с вами общаться. Вы этого хотели? Не думаю. Ведь может случиться так, что и вам потребуется что-то ему поведать, а он от вас уже отстранится.
Это так просто - разрушить отношения, это так сложно - завоевать чьё-то доверие.

33

Издевался над собой и Фотошопом

34

Илларион! Я принципиально почти ничего не изменил в словах Хранительницы и в репликах Юры, частично позаимствовал описания. Сначала я просто хотел поправить твои ошибки, но в результате вышло нечто большее... Ну уж что вышло, то вышло...

Осколки

"Жизнь - театр. Все носят маски,
Превращая драму в водевиль" (с)

Имена, лица… А где-то таится душа. Какова она на самом деле, видят лишь немногие. Те, кто в силах, отринуть маски серого мира, которому некогда, да и незачем, заглядывать глубже. Странное дело, но и в такой реальности способны сохраниться в душе частицы Настоящего.
Достижение и порок современности - Всемирная Паутина, достославный Интернет. Игры, фальшивая реальность, однако, именно там, цепляя, как нам казалось, очередную маску, становимся собой. Тем "я", которое могло быть навеки потеряно, если бы не…
Впрочем, к делу.
Северная столица или провинциальная глубинка - какая разница, если в сердце живёт Мечта. Следуя за ней, и познакомились Юрий и Олег; с виду обычные парни, да только дети другого мира. Вымысел? Как знать. Даже самый банальный с виду мир таит в себе тайны.

Утро, как и все на протяжении двух последних недель, было солнечным и, невзирая на ранний час, головокружительно душным. И ни облачка. Вот коварство природы!
Однако на днях обещали снова грозу. "Неужели такую же, как субботу?" - с надеждой думал Олег. Да, тогда знатный был денёк. С одной стороны небосклона сияло солнце, другую затягивала туча цвета индиго. Забавно: тот самый цвет, которым именуют нынешнее "аномальное" поколение. "Только поди знай, почему!" Ливень, казалось, добирался до самых костей; сыпал град величиной с горошину, и гром заставлял вздрагивать. В воскресенье феерия продолжилась, одаривая город цепями молний. И вот снова жара. Олег любил тепло и огонь, но не это изнурение. Однако у Солнца было своё мнение.
"Я - свободный человек?" - не первый раз спрашивал себя Олег и сам себе отвечал: "Да! Диплом у тебя в кармане." "Но ещё неделя работы!" - привычно капризничало реальное воплощение. Что поделать, существо на порядок слабее Настоящего. Хотя с какой ещё стороны посмотреть. "Ещё три недели, и ты в Москве!" "Ура!!!" - реальное тоже умело искренне радоваться, что странно. Впрочем, Олег давно привык к причудам собственных сущностей. Куда деваться, если их две, и разные до предела; когда день и ночь различаются до неузнаваемости.
Дел на грядущие три недели было, как говорится, невпроворот, но всё же сейчас начинали выстраиваться в чёткую очерёдность.
Поездки, растраты. Но надо. Исходы многих ситуаций становились ясны. Теперь и в самом деле можно отдохнуть, побыть действительно собой, а не тем, кем тебя привыкли видеть окружающие. И вот уже не за горами встречи, которых ждёшь, как чего-то священного.
Душный экспресс и очередное возрождение страха. Олег так и не привык, что есть те, кто смотрит дальше и глубже реальных масок. Да, и среди них таятся предатели - это знание было самым болезненным, но пришлось смириться и продолжать верить в себя, себе и своей Мечте.
"А мечта всё равно есть.
Даже если разрушена сказка",

- стихотворение так и не закончено. К чему? Ведь теперь сливаются две жизни, две сущности. И незачем страдать по ушедшему.
"Оглядываться на прошлое бесполезно, будущее туманно. Живу настоящим", - хотел написать Олег в своём дневнике, да так и забыл. Опять же потому, что эта жизнь давно вылилась за просторы вроде бы безграничного Интернета. "Быть, а не казаться!" - таков сейчас, пожалуй, можно написать девиз для любого из сердец, стремящихся стать Настоящими.
Москва, как всегда встретила его серым туманом и длинными иглами дикобраза. Нет, внешне всё красиво и приятно. Однако душа не лежала к столице. Тут отказывал даже мобильник, словно чувствуя настроение хозяина. И всё же до Алисы дозвониться удалось.
- Олег?! - она удивлённо таращилась на него, стоя на пороге.
Понятное дело, смотрела на реальность. Так трудно избавиться от этой привычки! Даже когда ощущаешь себя кем-то иным.
- Ой, да ты проходи.
Олег сонно ввалился в квартиру.
- А…
- Можно чаю? Зелёный, если есть.

Предстояло изрядно пошаманить над собой во имя приведения в относительно приличный вид. Не для кого-то. Просто для себя, дабы не чувствовать себя достопамятной "тряпочкой" из Имперских казематов. Бр-р! Снова Олег думал о Диане. Что поделать, в Москве всегда так. Однако оставим прошлое прошлому.
Ключ звякнул в замке. Сердце Олега снова предательски сжалось: "Поверит ли? Поймёт ли?" Впрочем, бежать уже некуда. Ехидно-радостная улыбка возникает на лице.
- Рад тебя видеть! – сказал он, протягивая руку для пожатия.
Юра смотрел, мягко выражаясь, странно. Иного и не ожидалось. Этот мир умеет уродовать сердца, делая человека - и не человека - собственным палачом и тюремщиком. Однако протягивает руку.
- Я то… - окончание фразы теряется в нарастающем шуме.
Высокий писк, и обрыв. Оглушающая тишина.
Руки по-прежнему сомкнуты, а вокруг… Реальность или сон? Стены теряются за пределами взора, свет струится непонятно откуда. За последний год с небольшим Олег частенько попадал в подобные переделки, но ещё никогда ощущения не были столь явственны. Страшно спугнуть это видение. А, может, уже произошло то, о чём так страстно мечталось? Взгляд скользит по залу, пытаясь найти хоть что-то знакомое. Только на миг что-то шелохнулось в сердце и затихло. Память не хотела отдавать свои тайны добровольно. Пусть. Всё равно придёт миг, когда эта дверь тоже откроется.
- Ведёте себя, как котята, подкарауливающие добычу, - голос был мелодичным и дружелюбным, но столь неожиданным, что парни шарахнулись от его обладателя, точнее, обладательницы.
- Здравствуйте, мальчики.
Олег улыбнулся, понимая, что сердце незнакомки Настоящее.
- Я рада, что, наконец, нашла вас, - продолжила она, приближаясь, - И не стоит так нервничать. То, что мы всё же встретились, скорее, повод для радости, нежели для тревоги.
Женщина показалась Олегу смутно знакомой, хотя он и не много видел Настоящих обличий; но она была не из числа тех, кого удалось вспомнить. Загадочная особа. Много позже парень пытался вспомнить хоть что-то из тех мгновений, но сохранились только незначительные, быстро уплывающие обрывки. Пришлось полагаться на восприятие Юры, но и тот говорил весьма расплывчато. Очевидным оказалось лишь то, что выглядела она совершенно несовременно, и это был её обычный облик.
- Не узнали, не вспомнили, - чуть с сожалением произнесла незнакомка.
Олегу стало по-детски обидно: казалось, память подсовывает ему всякую муть, утаивая главное.
- Это вполне понятно, - меж тем продолжала женщина, -  Мало кому удается сохранить хоть крупицу воспоминаний в Паутине, - Она призадумалась, видимо, принимая решение, – В таком случае сядьте и слушайте, не перебивая. Готовы?
Юра и Олег почти синхронно плюхнулись на пол, замирая взглядами на таинственной собеседнице.
- Для начала я представлюсь. Я – Хранительница Мертвой Луны.
Воспоминания молчали. Быть может, есть другие названия? Или всё же Олег что-то безнадёжно забыл?
- Мертвая Луна - это мир, в котором вы двое прожили достаточно долго и, похоже, искренне полюбили его. В том мире очень мало жителей, там нет поселений и городов.
Сердце взвыло от тоски. Этот рассказ так напомнил о том мире, из которого Олега занесло на современную Землю. Почему всё так запутанно?
- Поэтому я отношусь к каждому, кто его полюбит, как к родному сыну. Для меня было настоящим шоком, когда вы неожиданно исчезли, не попрощавшись. Я долго вас искала, но, к своему удивлению, не могла найти. А ведь мы с вами знакомы очень давно.
"Странно, я вот не помню, чтобы когда-то раньше встречался с Юркой. И с ней тоже".
- Достаточно давно, чтобы не испытывать затруднений, при попытке найти друг друга. Меня поразило, что вы в Паутине. Туда просто так, от нечего делать, никто не заглядывает. Слишком велик риск потерять все, что имеешь, приобретя взамен незавидную участь жителя Паутины. Хотя, в вашем случае, больше подходит слово «пленник».
Олег опустил взгляд. Похоже, Хранительница не ведала, как он сам себя наказал, действительно, чудом сохранив какие-то обрывки и осколки прошлого.
- Но я восхищаюсь вами. Паутина отняла у вас и память, и Силу. Изуродовала души и тела.

Олег вздрогнул. Так всегда случалось, когда заходил разговор на подобные темы. Даже со Своими - проблема всё равно не меняется.
- Но даже в таком состоянии ваши сердца умудрились сохранить крупицы Настоящего. Их хватило только на то, чтобы вы помнили, что вы не принадлежите Паутине. Что она для вас не дом, а всего лишь тюремная камера. Я не знаю как, но, похоже, что вы что-то почувствовали. Иначе как можно объяснить стремление встретиться? Не вы, но ваши сердца знали, что вместе много сильнее, чем по отдельности. Когда вы коснулись друг друга и обменялись силой, я смогла найти вас и устремилась на помощь. К сожалению, я не могу забрать вас отсюда, как бы этого ни хотела. Но я могу вам помочь. Я верну ваш Истинный облик и силу. Истинный, конечно, условное название. Раньше вы выглядели так, как считали нужным. Я придам вам тот облик, в котором последний раз вас видела. И придется заново учиться.
"Но я…" - Олег хотел возразить, что он уже кое-что умеет, но фраза так и осталась мысленной. То, что мог, всего лишь песчинка, недостойная внимания. Ведь сколько раз удавалось вспомнить сцены, когда в ход шло действительно Знание. Вспомнить, но ни в малейшей мере повторить.
- Да, я вижу, что вы кое-что можете и в нынешнем состоянии. Это невероятно, - Она замолчала, будто прислушавшись к чему-то, но вот вскинула взгляд на Олега и Юрку, – Похоже, у нас мало времени. Возьмите эти кольца. Пока вы их носите, люди будут видеть вас такими, какими вы были до этой встречи. Когда вы сможете покинуть этот мир, сразу отправляйтесь на Мертвую Луну, я буду вас ждать. А теперь прощайте.
Олег хотел спросить вдогонку, когда же это всё свершиться - вопрос, который временами остро вставал в его жизни, хотя не в последнее время; однако он уже снова был на кухне в квартире Алисы, так и не отпустив руки Юрки. На мгновение стало страшно: вдруг всё это померещилось, от усталости, скажем? Но одинаковые чёрно-золотые кольца, появившиеся на среднем пальце правой руки, не дадут соврать самим себе. Было! Тревога исчезает, сердце успокаивается, и кажется, что не только они как-то изменились, но и мир вокруг стал иным. Неуловимо, но Олегу уже было знакомо это ощущение. С того дня, как за спиной зашелестели крылья, не во сне, а в этом треклятом мире, что Хранительницы называет Паутиной. И пусть люди не видят, но крылья есть, и мир меняется. Вот и сегодня новый шаг к Познанию.
- Ой, какие у вас классные колечки! Как это я их раньше не заметила?.. А вы специально себе одинаковые заказали? - Алиса появилась на кухне.
- Ага! - беззаботно, задорно ответил Олег и подмигнул Юре.
Итак, знакомство состоялось. И, надо думать, весьма успешно. А впереди целый день для общения и развлечений. Москва, хоть серая и колючая, умеет быть радостной и ласковой. Просто всё зависит от самих людей. Или тех, кто выглядит людьми.
Вечером вышла небольшая заминка с размещением на ночлег, но так или иначе Олег и Юра оказались в одной комнате. Алиса, скорее всего, заснула мгновенно, но вот парням было не до сна. Так хочется проверить действие колец, так хочется понять, кто же они!
- Снимаем? - тихо спросил Юра.
А, может, только подумал, а Олег перехватил мысль. Это просто, когда точно знаешь, о чём она должна быть. Сердце бешено билось, слова исчезли, и только согласный кивок. Кольца они сняли одновременно.
Глаза Олега широко распахнулись. Неужели? Да, так могли бы выглядеть драконы, оставаясь при своём человеческом теле. Как и вспоминалось временами: чешуя, кожистые крылья, хвост. Олег радостно оскалился, обнажая острые клыки. Всё-таки чёрный дракон. Удивительнее был вид Юрки, про которого одно компетентное лицо высказало версию, что он изначально был человеком - всё то же, только чешуя серебряная.
Олег тяжело дышал, казалось, готовый рухнуть в обморок. Нет, не страшно. Просто он ждал этого мига так долго, что сейчас невозможно было реагировать спокойно и рассудительно. Чуть не взвизгнул от радости. Впрочем, уже знал, что теперь визга не выйдет, лишь глухое рычание.
- Вернулся… - сказал Олег дрожащим голосом, прикрывая глаза, - Юр, ущипни меня. Это ведь не сон?
Естественно, не сон; но всё ещё не верилось, что две реальности нашли возможность влиться воедино. Крылья резко хлопнули, едва не исцарапав обои.
- Да тихо ты! - рыкнул Юра, но тут же затих, с любопытством прислушиваясь к эху собственного голоса.
Всё другое, но не менее родное, чем земная реальность. За пробами собственных возможностей парни прокрутились всю ночь. Так их и застала Алиса, вскрикнула и едва не упала, но была вовремя подхвачена сильными лапами. Даже для того, кто не считает себя принадлежащим этому мира, шок может быть очень сильным. Кольца лучше надеть. Однако всю историю Олег и Юрка рассказали Алисе подробно, ещё раз показав Настоящие воплощения. Теперь девушка не испугалась, только осторожно прикасалась к чешуйчатой шкуре, пробегала пальцами по крыльям. Олег понимал её, вспоминая один эпизод из игры, общей для них, и себя немного раньше, когда всё подобное казалось мифом.
Потом они долго молчали, глядя друг на друга. Наконец, Юра произнёс, с трудом сдерживая дрожь в голосе:
- Похоже, друзья, у нас начинается совсем другая и жутко интересная жизнь…
Олег только кивнул, ибо знал цену Настоящему.

35

"Ты знал…"

Знаю я, что нет пути вспять,
Что застыло сердце во льду.
Знаю я, что встречу беду
Там, где есть ожившая память (с)

Андрей издалека смотрел, как Вика крутится перед зеркалом. Вот уже и не первое выступление, а она всё также волнуется. Вчера весь вечер жаловалась, что на последней репетиции пела хуже обычного. Старший брат, правда, всегда слушал её с восхищением, и не только потому, что она - его сестра. У девочки и в самом деле есть талант. Вот все стены в комнате увешаны дипломами. Наверное, не дармовые.
В дверь заглянула Светлана, сестра отца.
- Готовы?
Андрей кивнул. Вика бросилась тёте на шею, безжалостно сминая своё концертное платье.
- Ой, боюсь! Так боюсь!
- Твой отец тоже всегда такой, - с улыбкой произнесла Светлана, - Сначала боится, а потом на высоте.
- Ну, ему же не надо выходить на сцену, - капризно возразила Вика.
- У него есть другие, не менее ответственные дела… Кстати, он уже в зале.
- Побегу смотреть! - воскликнула девочка.
Стук каблучков быстро стих вдали. Андрей пристально смотрел на тётю, она даже поёжилась.
- Анатолий тоже волнуется, - как всегда, первая фраза словно из середины разговора, но они всегда понимали друг друга. Временами даже и без слов.
- Сегодня что-то случится, - глухо откликнулся Андрей, - Неприятное. Очень… Что в зале?
- Как всегда. Тебе не пора?
- Да, пожалуй. Хотя я давно всё наладил.
Парень вышел в зал. Отец сидел в первом ряду амфитеатра аккурат за местом звукооператора.
- Может, мне подвинуться?
- Не стоит. Всё, что нужно, я увижу.
Взгляд Анатолия блуждал по залу.
- Кого-то конкретного ищешь?
- Нет. Просто. Ощущение странное.
- У меня тоже. Но это не связано ни с кем из знакомых. И концерт пройдёт удачно.
- После… в коридоре… - пробормотал отец.
Андрею захотелось моментально во всём разобраться, но раздался третий звонок.

Приглушённый свет, детский голос, говорящий об уходящем детстве. Анатолию стало холодно и больно. Воспоминания, мирно спавшие уже много лет, разыгрались с невиданной прытью. Он ведь так и не вернулся Домой, хотя мысленно там частенько бывал. Пока был жив мир. Но счастье всё-таки пришло. Обычное человеческое счастье.
Анатолий поискал взглядом сестру. Её семейство разместилось на последнем ряду пар тера. Лиза нетерпеливо крутилась, ожидая выхода Вики. Светлана была неожиданно серьёзна, глядя на самую обычную девочку на сцене. Но это впечатление лишь первого, мимолётного взгляда. "Умелая маскировочка!" - восхищённо отметил Анатолий, переходя на Истинное зрение. Среди общего фона радости и гордости полыхали чьи-то заносчивость и самовлюблённость. А девочка…
"Нет! Быть того не может!"
"Что такое отец?"
"Кто сейчас поёт?"
"Ольга Воронина".
Имя ни о чём не говорило.
Андрей перегнулся через проход, обеспокоено спрашивая уже шёпотом:
- В чём дело? Только не ври!
- Почти то же ощущение, что и…
- Понятно, - Андрей поморщился, - Но мало ли на свете похожих?
- Много, - попытался отшутиться Анатолий, но в глазах стояли слёзы. Или это всего лишь едкий туман, сползший со сцены, пошаливает?

Остаток концерта для Андрея и Анатолий прошёл напряжённо. Хорошо ещё, что Вика не может этого чувствовать. Обычный человеческий ребёнок. Так лучше. Сегодня она была великолепна. Вон уходит с большущим букетом белых роз, подаренных незнакомым мужчиной. Отец улыбнулся. Часть его мечтаний всё же осуществилась и живёт сейчас в Андрее  и Вике.

Стихают последние аккорды, зажигается свет. Анатолий отправился к гримёрной. Вика выскочила ему навстречу, он подхватил дочь на руки.
- Тебе понравилось? Да? Ну скажи!
- Очень, - мягко улыбнулся, чуть прикрывая глаза.
Багровая вспышка.
- Папа! А это Оля Воронина. Мы в следующий раз будем дуэтом петь. Здорово, правда?
- Да… - рассеяно отозвался Анатолий, глядя мимо девочек.
Огненные сполохи. Воспоминания взметнулись подобно смерчу.
- Алина…
Женщина поднимает взгляд.
- А это Олина мама, - как ни в чём не бывало ворковала Вика.
- Девочки, идите погулять, - голос Алины чуть подрагивал.
Анатолий тяжело дышал. Он шагнул назад, опираясь на стену.
- Толя!.. - Светлана появилась из зала и ринулась к брату, - Что…? - Но, увидев женщину, застыла.
Анатолий заглянул в глаза Алины, прочитав именно то, что сам предрёк в одну страшную ночь много лет назад. Он понял всё ещё тогда, но не хотелось в этом признаваться даже себе.
- Ты знал… - еле слышно произнесла женщина.
- И ты. Просто хотела действовать в одиночку. Зря. А был шанс поквитаться с судьбой.
Он чувствовал, как распаляется в сердце огонь давно обещанной битвы. Стены исчезали, под ногами - чёрный утёс, над головой - звёздное небо.
Безумная пляска холодного племени и обжигающего льда. Шаг за шагом, пируэт за пируэтом. Одинаково прекрасны, одинаково сильны. Очередной виток. Прикосновение. Слияние. Сноп искр…
Анатолий упал, внешне невредимый, только очень бледный.
- Толя! - почти взвизгнула Светлана, приподнимая брата, - Давай позовём Катю. Она тебя вытащит. Всё будет хорошо.
- Не лги хотя бы себе. Ты ведь тоже знала, - По подбородку стекает струйка крови, - Только… только я всем врал. Тогда не все нити были оборваны… - голос сбивался на прерывистый шёпот, - Единственная нить. Или вместе умрём. Или вместе продолжим жить. Нельзя. Допустить. Она. Не…
- А как же…?
- Вика. Андрей. Всё знают. Давно.
Он слабо улыбнулся.
- Помнишь мой сон?
Света кивнула. Не стоило переспрашивать, какой именно.
- Так будет. Обяза…
Глаза застыли, но впервые за многие годы они улыбались.

36

...

37

Прежние хроники веду достаточно регулярно, но совершенно нет времени переложить всё в печатный вид.
Признаться, меня порядком затягивает реал, но больше я от этого не в ужасе. Я научился быть в нём собой, что несказанно радует.
Сегодня понял, что меня уже не так сильно привлекает Корона. Её ремонт меня абсолютно не удручает. Хотя становится немного жутко от собственных мыслей, когда думаю, что моя Семья оттуда, что все самые дорогие мне люди и нелюди встретились именно там. О врагах я сейчас не думаю. Всё это осталось в далёком прошлом. Видимо, я всё же простил их всех, хотя ещё и пытаюсь играть в злобу. Вообще всё понятно, я в некоторой мере устал от старых персонажей - романтичных мальчиков с изломанными судьбами.
Кто сейчас в фаворе? Эгоистичный, удачливый и беспринципный негодяй Линкс - оборотень настроения. Но ведь вы в предыдущем сообщении видели, каким он был в юности.
Времена меняются, и мы вместе с ними. Наверное, это неплохо.
Кстати, уже несколько недель замечаю, как меняются мои манеры. В сторону кошачьих. И раньше кое-что проскальзывало, теперь же совершенный кот. Некрупный дикий кот, знающий себе цену. Это сквозит везде. И главное, что мне это нравится.
Может, временно. И потом я с удовольствием вернусь к изначальным образам. Хотя... не знаю, хочу ли я этого.
Просто жить стало легче.

38

Японский бред!

Настроение сейчас - Японское!

1. Вчера чуть не написал "оборотневая ведомость" вместо "оборотная".

2. Сегодня сново снились сюжеты Иного Токио.

3. Отец купил пирожные "Цветок сакуры".

Короче, *ржунимагу*

P.S. (неяпонский)  Шеф сегодня решил, что мне надо поставить пишущий DVD-ROM. В четверг ожидается.

39

Чужая память

Анатолий с трудом разлепил глаза. Сон стоял в сознании, не желая растворяться. Болела голова.
"Воспоминания? Скорее, не мои. Роненвальд? Его время".

Вода подступала к горлу, тяжёлая, вязкая, Не было сил выбраться, а берег так далеко.
Чьи-то руки выволакивают на сушу почти бесчувственного мальчика, доносят до узкой улочки и оставляют там. Кто ты, таинственный спаситель?
На Грани бессознательного возникает образ. Девочка парой лет старше него. Длинные светлые, чуть волнистые волосы, собранные в высокий хвост. Она из хорошей семьи, гимназистка. Не пара ему, чужому в этом городе бродяге. Но так хочется быть рядом!
И он её искал. На улицах, в парке, в летнем саду, во дворе гимназии.
Внезапная встреча, но ей надо куда-то в город. Прямо, а он вынужден повернуть налево.
Судьба милостива. Она обнимала его за плечи, а он почти плакал. Надо уезжать? Но почему?! Ведь в городе праздник. Мелькают мысли о Рождестве и… Венгрии. Странно. Вот с ней ничего не должно связываться.

Однако сейчас - единственное время, когда Анатолий чувствовал себя тем мальчишкой. Всё остальное шло где-то рядом, независимо от его участия. Одно непонятно: должна быть зима, а холода не чувствуется. Зима? А ведь недавно вода была тёплой и не собиралась замерзать.

Кружка с постоянно изменяющейся росписью. То грязные разводы, то карта мира - сочные краски, знакомые контуры, старинные названия.
- Смотри. Это оттуда, - говорит мальчишка кому-то.
- Извини, небрежный ответ, - Не оценю. Это где-то на Грани обычного восприятия.
Обида? В принципе нет. Главное, что видит он сам. Холод керамики в руках и мельком женское лицо.

Что-то выдёргивает из сна, но Анатолий возвращается. Нет сил проснуться. Что-то ещё ожидает.

Словно экран с тёмной рамкой, а изображение чёрно-белое, с мутным налётом как на старых фотографиях.
Разочарованный мальчишка идёт по траве. Наверное, это фрагмент рощи или перелеска. Боль разлуки, огорчение. Но он ещё не знает, что за его спиной появляется та девочка. Она пытается его догнать…

- Толь, ты на работу идёшь?
- Да, - рассеянный ответ и обида, что не увидел момента встречи.
Чужие воспоминания чётко держались в сознании, а к середине дня вдруг очень чётко прорисовался момент, когда они могли быть получены.
Миг прихода в этот мир. Глупый поступок, чреватый смертью. Огонь, выжигающий Истинную память.
Анатолий винил Роненвальда, что за все годы тот не попытался вернуть Ученика Домой. А Учитель отдал всего себя во имя его жизни.
Толька почти до крови закусил губу. Радость, что память возвращается, и боль от нового знания.
Старые сны о медиуме и Зеркале, похоже, во многом верны. Не сам, а отражение кого-то другого. Пусть так. Главное - вспомнить.

40

Драконий Источник

Ничего необычного не предвиделось: просто мысли о том, о сём. Сознание уже клонилось ко сну. И вдруг…
Город. Высотка. Галереи по обе стороны, взмывающие к верхнему этажу. Анатолий стремительно поднимался. Подозрительно быстро, и под ногами пустота. Он летел!
Сон? Но сознание чётко отслеживает реальность. Сумрак. Таинственное состояние Грани.
Прошло чуть меньше полугода с тех пор, как Толька обрёл крылья. Вот только летать не мог на этом стрекозином наследии. И вот свершилось! Он не видел своих крыльев, но знал, что они есть. Чувствовал, как их обнимает ветер, и как отчаянно прыгнуло давление.
Ночь над Городом в Сумраке. С пару минут Анатолий наслаждался полётом, но за долгие годы он отвык от неба. Писк в ушах, сознание мутнеет.
Не упал - провалился в сон. Сразу наваливается ощущение боли и страха. Неужели всё-таки разбился. Нет, просто снова был человеком, но не тем, каким в земной реальности. Моложе и с другим Знанием.
Перед глазами разворачивается карта и очень чутко отпечатывается в сознании сочетание «Драконий Источник». Старинные причудливые буквы видны рядом с рекой. Она прямая на том отрезке, но дальше извивается и расходится на много рукавов. Тоже севернее. Вокруг, судя по цвету, лес. Хотя он перемежается с равнинами и небольшими городками. Но Анатолия интересует только Источник. Взгляд прикован к буквам, что закрывают собой суть. Серое пятно. Ощущение страха растёт, но вместе с ним и любопытство.
Шаг, и он на берегу реки, у деревянного ограждения. Другой берег чуть выше и почти скрыт зеленью, а чуть дальше, на повороте реки виднеются купола собора. В сознании всплывает название города, но сразу же пропадает.
- Думал скрыться? Не выйдет!
Ни магии, ни силы, но Анатолий покорно идёт прочь. Он не хочет этого, а приходится.
Улица. Небольшие аккуратные домики. И ощущение пустоты, словно город давно мёртв. На маленькой площади проявляется картинка. Нет чёткого изображения. Только нарастающая волна страха и боли. Чужие, но от этого не становящиеся неважными.
- … заплатите сполна… - тот же голос, что прогнал от реки, звучит злорадно.
Кто они? И в чём провинились? Анатолий - нынешний не знал, но тому, что стоял на улице, это было прекрасно ведомо. Один из них. Главный виновник, а потому последний, на кого падёт чудовищная кара. Вот только мала уверенность в её справедливости. Зато очень точно осознаётся, что это проклятье навсегда. Нет, не до смерти, а именно на вечность. И не сказать, что парень собирался противиться такой судьбе. Не правильно, однако, никуда не деться. Или всё-таки можно, просто искусный морок наведён? Анатолий не был ни в чём уверен.
- Я. Не. Буду. Вашей. Игрушкой, - слова произносятся уверенно, с упором на каждое.
Сколько раз он уже такое повторял, да только ни разу, кажется, не возымело должного действия. Только не теперь!
Каратель резко оборачивается и что-то шипит в ответ. Пусть!
- Я. Не. Буду. Вашей. Игрушкой, - холодно, бесстрастно.
Темнота. И вдруг разрывается ослепительно-белой вспышкой.
Пробуждение. Тяжкий сон не уходит: звенит в ушах «Драконий Источник», а перед глазами в мельчайших подробностях карта.
Вернуться туда самому, чтобы разобраться в происходящем, или подождать, пока память подкинет очередную головоломку, которая, быть может, натолкнёт на решение нынешней?

41

Таял день, обнажая Истину. Ведь свет звёзд всегда Настоящий. Толкьо не все его могуь увидеть. Не понимают, не верят. Так разбиваются многие сердца. Признаться, свой я собирал многократно. Надолго ли его ещё хватит?
Открываются Пути, невозможные днём.
- Я хотел рассказать тебе свою тайну.
Она, прищурившись, смотрит в скрывающий меня туман. Сегодня нет силуэта, сложенного из бело-голубых молний. Я пришёл таким, каким меня видят все при свете дня.
Путаются мысли и слова. Пониманию, что говорю чушь, в очередной раз оттягивая момент признания. Но всё равно шаг за шагом приближаюсь, рассеивая туман.
Падает последняя завеса.
Склоняю взор.
Тишина.
Готов сорваться на слёзы, и вдруг ощущаю прикосновение её рук, и понимаю, что она пытается заглянуть в мои глаза.
- ... потому что узнают, разворачиваются и уходят.
- Просто будь собой.
Понимаю, что мои губы дёрнулись в улыбке.
- Спасибо тебе, солнышко...
И кажется, что туманная ночь вспыхнула разноцветьем.
Очень часто фальш реальности убивает Истину, но временами Настоящее всё же одерживает верх.
Ночь, с некоторых пор ставшая для меня проклятьем, всё же занимала прежние позиции в моём сердце.
Ночь, когда воскресают Мечты.
Ночь, в которой нет места одиночеству.

42

Откровения

Сегодня дождь,
Я воскресну, а ты умрешь.
Печаль - ручей,
Ей приятен сезон дождей.
Я стану ждать
И на стекла душой дышать,
Но не тебе
Прикасаться к моей судьбе (с)

В Астрал Анатолий провалился, как обычно, неосознанно. Причём, похоже, весьма глубоко. То, что происходило несколько следующих минут, можно описать разве что заставкой из компьютерной игры «Наследие Каина: вызов». Бешеные прыжки, причудливые кульбиты и светящийся меч в руках. Лишь противник свой, давний. Толька усмехнулся, вспоминая начало сюжета пятых «Героев», но быть в роли Николаса совершенно не хотелось.
Всё же удалось устроить некоторое затишье в бою, резко запрыгнув на высокий утёс.
- Я не хочу сражаться с тобой. Круг против Нити. Помнишь наш разговор? Я пришёл…
«Хм, вообще-то я не собирался приходить… Но в любом случае я хотел её отпустить».
- … чтобы разорвать эту Нить. Наши судьбы должны разойтись окончательно. Ты сама это знаешь.
Резко поднявшийся ветер едва не сбросил Анатолия с утёса. Демон завизжал.
- Дешёвый эффект, Эрис! Хватит их уже. Твоя кухня становится скучной.
Тварь размахнулась лапой, почти доставая до ног парня. Крылья среагировали мгновенно, поднимая тело в воздух.
- Всё ещё противишься? Я давно не тот мальчишка, которого ты заманила в ловушку.
Тело меняется, сливаясь с мечом: бело-голубая молния. Она упала с чёрного неба, пронзая демона, но тот исхитрился полоснуть огненными когтями. Небесная стрела стремительно падала, проходя обратное превращение. Пронзительный хохот противника, внезапно срывающийся на очередной истошный визг.
Сил не было смотреть, что произошло, но Анатолий почувствовал, что над ним развернулись чьи-то крылья. Такие он видел один только раз, совсем недавно и тогда был очень удивлён: сотни зеркал складывали их. Демон не мог оторвать взгляда от собственного отражения, теряя волю.
- Уходи… - тихо, хрипло, но очень чётко проворил парень.
Собственные крылья поднимают тело в воздух, руки подхватывают спасительницу.
Демон ещё верещит и размахивает огненными лапами, но это уже бесполезно.

Усталое тело погружается в сон.
Как странно, деревня, в которую его давно не заносило Сумраком, но в собственном облике ни грамма похожего на Истину. Впрочем, Анатолия это давно не смущало. Главное, быть собой в душе.
Он заходит во двор, поднимается на крыльцо бревенчатого дома. Там  его уже ждут две пожилые дамы. Банальность: надо-то от них бидон молока, но как-то странно трепещет сердце. Глаза одной из женщин вспыхивают злым огнём, она хватает парня за руку. Шипящий голос:
- Тебе не выбраться отсюда, дракончик!
«Врёшь!» - мысленно откликается демоническая часть натуры.
- Ты сам знаешь, что не выберешься из этого мира.
«И здесь врёшь!» - но старая карга не желает слышать мыслеречь.
Остального Анатолий не смог увидеть. Только по ушам резанул звон стекла и визг.
«Эййон, Рон! Вы как?»
Нет ответа, и тяжесть в теле. Лишь через пару минут уже реального времени слабый отклик демона.
«Рон! Рони!»
«И где ты выкопал эту поганую швабру?!»
«Если б я знал! Где Эййон?»
«Да тут я!» - вмешивается третья мысль. Драконья сущность привычно сидела на плече, но вид имела потрёпанный, - «За тобой не успеешь! Крылья отрастил…»
«Маленький ворчун!» - Толька уже смеялся, - «Ладно. Пора просыпаться!»

24 октября 2006

43

Мурррр!

44

"У каждого есть свой миг, когда он превращается в дракона. Обычно это миг страха, нестерпимого, до дрожи в коленках, до холодеющих пальцев, когда желание жить вытесняет все. Когда смерть впервые оказывается рядом, и ты расстаешься с глупой детской верой в собственное бессмертие. Когда не умом и не сердцем, а жалким, трясущимся телом осознаешь - нужно или выжить, или остаться человеком..."
(с) С.Лукьяненко "Атомный сон"

45

Вместо аватары хочется поставить чёрный квадрат или жирный чёрный крест. А, может, на угол портрета чёрная лента?
*неистово рассмеялся*

46

Наверное, я - плохая ищейка. Я почти не помню наших первых разговоров. Только то, что дико устал от соревнования философий, просто вывесил наш разговор на всеобщее обозрение и коллективное решение.
Я не очень-то и люблю поминать свои добрые дела, особенно если они кажутся мне незначительными.
Ты сильный, Илларион. Я думаю, что ты выдержал бы эту жизнь в любом случае.
Думаешь иначе? :) Ну хорошо.
Зато я очень хорошо помню как минимум 2 случая, когда ты мне спасал жизнь. И это уже не метафора. Я запросто мог погибнуть, когда упал на скалы. И тот дракон несомненно убил бы меня, если б ты не пришёл.
Я могу найти и ещё случаи, когда ты мне очень сильно помог. И это действительно больше, чем сделал я.
Но если тебе хочется, то мы - квиты. :)

47

Нашёл себе интересный авик. Пока поставил одним из 12-и на ли.ру. Но! В нём определённо есть что-то такое, что на меня очень похоже.

48

Фраза дня: "Какая сволочь стреляла?"
Чёрная стрела с белым оперением, насквозь, со спины, на ладонь ниже сердца.
Предположительно вчера около полуночи, возможно, раньше.

Радостное: я это почуял. Хорошо так почуял! До сих пор не могу ни дышать нормально, ни поесть, ни попить. Знали, в какую из Граней бить, сволочи!

Узнаю кто, убью, даже не интересуясь кто и почему подослал.

49

«Сражения между богами происходят в душах людей, и, если боги недовольны полем битвы, они меняют его форму по собственному усмотрению. Так говорится в эззарианском пророчестве. И я этому верю. Я видел такое сражение и такую трансформацию, она могла произойти только по желанию богов. Это была не моя душа – слава Вердону и Валдису и всем остальным богам, - но и я не остался прежним…» (с)
Кэрол Берг "Рей-киррах"

50

Двое. Из того прошлого, которое надо забыть.
Первый.
Отношение к нему всегда было двойственным. Таким и осталось. Даже после того, как мы встретились вновь.
Второй.
Тут сложнее. Боялся, жалел, любил, ненавидел, насмехался, язвил. Изжил из сердца все воспоминания. И вот новая встреча. Мы изменились. Очень. Фактически уже и не те мы, что были, когда впервые встретились. Не те мы, которые так нелепо разбежались. И чувства не те. И отношения не те. Всё по-новому. Я так хочу. Я хочу быть рядом с этим существом. Пока буду видеть и знать, что ничего не скатилось на прежние рельсы. Если это случится, я сразу уйду.

51

Сейчас перечитывал этот дневник. Натолкнулся на зарисовку "Ты знал...". Я был прав, что Дейин потеряет дар. Был я прав и потом, когда сказал, что исключил эту Вероятность, разорвав последнюю Нить. Интересно, как связан этот разрыв с её Мертвой Трансформацией? Если вообще связан.
Наверное, только сейчас я вспоминл все свои пророчества и осознал их правдивость.
Впрочем, не хочу возвращать время вспять. Я не отрекаюсь от прошлого. Я отрекаюсь от своего восприятия былого. Я отрекаюсь от того времени, когда меня пытались сделать другие. Пришла пора заняться собой самому.

52

А ведь хочется убивать.
Как никогда - хочется. Отсюда и ледяная маленькая тетрадка последних записей. Записей того, кто бы мог исчезнуть - но каким-то чудом выжил, улыбнулся из темноты, залечил себе большинство ран и даже умудрился дозваться.
Это - моя война. Мне важно выиграть - и неважно, что по этому поводу думает мой соперник.


Интересно, это то, что я подумал?

53

Когда физическое на грани, очень просто Уйти. Пока держусь.

ЗЫ. Есть кое-что, что мне сильно не нравится. Здесь. Сейчас. Что? Не скажу.

ЗЗЫ. Суббота в Питере. Есть радости. Есть огорчения. Хотел немного иного, но рад тому, что вышло.

54

"Не надо слов, всё так понятно..."(с)

Кое-чья новая жизнь начинает сильно походить на очередную игру. Слишком мне знакомы некоторые слова, эмоции и жесты. Слишком знакомым становится взгляд.
Всё-таки мне пора разорвать эту Нить.

55

Уходя, помни: дороги назад не бывает...

56

Не знаю, когда сюда заглянешь, но всё равно...

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ, БЕРЕНИКА!

57

Я вспомнил. 3 имени, 3 жизни, слитые воедино. Нет некоторых деталей, но... я узнал, кто я, и зачем пришёл. Не думаю, что это очередная иллюзия.

58

Чего я никак не могу понять, так это остался ли я тут снова один. И в "Нашем мире", и на форуме вообще. Кажется, никому ничего не нужно. Закрыть? Ну уж нет!

"... Даже если один - всё равно!" (с)

59

Нет уж! Оставлять тебя наедине с этим форумом я не стану! А то набезобразничаешь тут ещё... =)
А я, между прочим, тоже побезобразничать хочу! ;)

60

Интересно, почему для того, чтобы что-то сдвинулось с места, надо устроить истерику?


Вы здесь » На перекрёстке Миров » Услышь себя » Разговор с собой